«По молитвам святой Лука помогает многим». Рассказ матушки Сергии - Храм Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище

«По молитвам святой Лука помогает многим». Рассказ матушки Сергии

Лука Крымский

В храме Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище города Москвы хранится великая святыня — икона святителя Луки Войно-Ясенецкого с частицей мощей. Каждую субботу в 15.30 перед чудотворным образом совершается молебен.

 

Мы встретились с монахиней Сергией (Бурдыга), которая в 1990-х гг. исполняла на приходе послушания алтарницы и просфорницы, и благодаря которой святыня оказалась в нашем храме.

 

Беседовал настоятель храма игумен Пётр (Еремеев).

 

Матушка Сергия, расскажите, пожалуйста, когда Вы впервые оказались в храме Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище?

 

Я хорошо помню эту дату — 25 октября 1993 года — праздник Иверской иконы Божией Матери. С тех пор я особенно трепетно отношусь к этой иконе, ведь она положила начало моему послушанию здесь, на Ваганьковском приходе, — самым счастливым годам моей жизни.

 

Тогда первым человеком, которого я встретила на приходе, был диакон Александр Рытов. Я спросила у него, можно ли увидеть отца-настоятеля — протоиерея Валентина Парамонова. Отец Александр немного помолчал, а потом сказал, что к батюшке попасть очень сложно. В этом я и сама потом убедилась. Мне удалось взять благословение у отца Валентина только на третий день по приезде в храм. До этого момента я уже успела познакомиться и со старостой, который разузнал, что меня благословил обратиться в этот храм архимандрит Даниил (Сарычев) из Донского монастыря на послушание просфорницы…

 

В этом году мы отмечали 90-летие со дня рождения протоиерея Валентина Парамонова, настоятеля Ваганьковского прихода с 1982 по 1994 годы. Батюшку помнят многие прихожане. При нём возобновились многие службы, были установлены памятники, совершались панихиды у могилы протоиерея Валентина Амфитеатрова. А чем Вам особенно запомнился отец Валентин Парамонов, какие его качества вы бы выделили особо?

 

Знаете…Он, наверно, был мне как отец, который дал всё в этой жизни,в жизни духовной, имею ввиду. Поэтому сказать, о его каких-то особенных качествах… не могу. Отец он и есть отец. Понимаете? Не по плоти, а по духу.

 

Могу сказать только, что батюшка был большой молитвенник, великолепно знал Типикон. Его так и называли — «отец-акафистник», «отец-типикарь», то есть устав церковной службы он знал досконально, можно сказать наизусть. В чём я неоднократно убеждалась.

 

Отец Валентин старался служить каждый день! Один раз только помню служил другой священник, потому что батюшка вынужден был уехать на отпевание. Для него примером в духовной жизни был святой праведный Иоанн Кронштадтский, который согласно житию служил каждый день. Вот и отец Валентин старался следовать его примеру, несмотря на свою болезнь ног.

 

Монахиня Сергия у ростового образа преподобного Зосимы Ворбозомского в храме Воскресения Словущего на Ваганьково

 

А каким батюшка был в алтаре…?

 

Может я скажу как-то резко, но в плане воспитания нас, послушников, алтарников — очень суровым. Однако я глубоко благодарна батюшке за это! Если бы не было этого строгого воспитания, наверное, я бы не состоялась впоследствии как монахиня. Мы исполняли все послушания, которые можно представить себе в храме. Если брать конкретно наш храм Воскресения Словущего, то послушание начиналось с колокольни. Все, кто были алтарниками у отца Валентина, должны были уметь звонить в колокола. Но кроме этого они должны были ещё уметь печь просфоры, хорошо ориентироваться в ризнице, знать, как чистить подсвечники и киоты, мыть полы и так далее. И клиросное послушание — само собой, оно также начиналось с первых дней. А послушание в трапезной — Вы можете удивиться, но была на Ваганьково такая традиция: раз в неделю алтарники становились поварами и готовили в трапезной на весь приход. Не говорю уже о молебнах, панихидах, отпеваниях… То есть воспитание было такое, что если ты алтарник на Ваганьковском приходе, то ты должен был уметь абсолютно всё!

 

Одно послушание было обязательное, но утешительное для алтарников: они должны были кормить отца-настоятеля после службы. Кушал он немного, но много рассказывал. За его историями мы забывали всё на свете! Он очень интересно умел рассказывать о святых, иконах, священниках…

 

Как Вы стали монахиней?

 

При батюшке Валентине мне было легко жить на свете, я знала всего только два слова: простите и благословите. Но когда мой духовник отошел в мир иной, стало очень тяжело. И Господь дал мне возможность утешиться, поехать в Киево-Печерскую лавру, чтобы заказать там помин об отце Валентине и немножко духовно укрепиться среди святынь Киева.

 

Именно там, в Киеве и произошла моя встреча с протоиереем Виктором Головизиным и игуменией Приморского Успенского монастыря Ириной (Скотарь). У нас завязались добрые отношения, которые мы поддерживали в переписке, телефонных звонках… Уже потом я поняла, что, проводив отца Валентина в мир иной, я получила от Бога в дар других духовных наставников.

 

Летом 1995 года я поехала знакомиться с сёстрами Приморского Успенского монастыря Запорожской и Мелетопольской епархии и взглянуть на жизнь обители изнутри. Мне всё очень понравилось. Как говорят, мы сошлись по духу. Я поняла, что моё сердце здесь, что именно это я искала всю жизнь. И то воспитание, которое я получила на Ваганьково от протоиерея Валентина Парамонова, пригодилось в Свято-Успенском монастыре.

 

В том же 1995 году я была представлена архиепископу Запорожскому и Мелитопольскопу Василию (Златолинскому), который был духовником монастыря. Спустя год владыка предложил мне стать послушницей обители. Хотя он знал, что я продолжаю нести послушание на Ваганьковском приходе в Москве. Спустя еще некоторое время владыка Василий поставил вопрос о моем иноческом постриге и 13 августа 1997 года я была пострижена им в иночество с именем Елизавета в честь преподобномученицы Елизаветы Федоровны.

 

Я продолжала нести послушание в храме Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище, но при этом связь с Приморским Успенским монастырем была очень тесной и постоянно поддерживалась: я обеспечивала обитель православной литературой, некоторой церковной утварью и т.п.

 

В начале января 1998 года был звонок от матушки-игумении Ирины, которая срочно вызывала меня в обитель. На Ваганьково знали, что я являюсь инокиней Свято-Успенского монастыря и без проблем отпустили. Когда я прибыла в монастырь, мне сказали, что владыкой назначен монашеский постриг. И 25 января 1998 года после Божественной литургии 9 насельниц нашего монастыря были пострижены владыкой Василием в монашество. Я была пострижена с именем Сергии в честь преподобного Сергия Радонежского.

 

Тогда же нам был зачитан указ, что в Запорожской и Мелитопольской епархии открывается второй женский монастырь, который будет посвящён преподобномученице Елизавете. Часть насельниц Свято-Успенского монастыря во главе с матушкой Ириной будут заниматься строительством новообразованной обители. И мое имя было также названо в этом ряду.

 

Монахиня Сергия с иконой Ваганьковских новомучеников в день памяти жертв политических репрессий

 

Какова же история появления в столичном храме на Ваганьковском кладбище образа святителя Луки (Войно-Ясенецкого) с частицей мощей?

 

Я скорбела, что не могу подолгу оставаться с сёстрами. Ведь мне нужно было возвращаться на Ваганьковский приход в Москву. Владыка Василий прекрасно знал о моей скорби и в утешение подарил мне частицу мощей святителя Луки Крымского. Вы спросите, откуда же мощи святителя Луки появились у архиепископа Василия?

 

Спрошу, матушка, — откуда?..

 

Дело в том, что свое священническое служение владыка Василий начинал в Крыму. Он присутствовал при обретении мощей святителя Луки, и ему в благословение и благодарность митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь передал большую частицу мощей, которые были привезены им в Запорожье.

 

Хранить такую великую святыню дома я считала неправильным. И потому на следующий же день по возвращении в Москву принесла её в храм. Отец-настоятель протоиерей Иоанн Рыжов был потрясён моим приношением. Все священники, кто в это время был в храме, приложились к мощам и молились святителю Луке. Хотя тогда, в январе 1998 года, он ещё не был прославлен как общероссийский святой, а только как местночтимый. Благочестивые люди знали, конечно, это имя, что он был знаменитым врачом-хирургом, и молились ему, особенно те, кто страдал какими-то физическими недугами или в преддверии операции. Его книги до сих пор являются учебниками для студентов медицинских вузов.

 

Мы сразу же написали объявление, что в нашем храме находится частица мощей святителя Луки (Войно-Ясенецкого), и что, мол, если вам, дорогие прихожане, необходимо помолиться перед операцией или об исцелении от болезней, то это можно сделать здесь.

 

А где сначала хранилась эта частица мощей? Ведь, не сразу появилась икона?

 

Действительно, сначала иконы не было. Был просто небольшой ларец, где лежала частица мощей. После каждой Литургии служащий священник выносили этот ларец, чтобы люди могли помолиться и приложиться к святыне. Поток людей не иссякал, поэтому было принято решение отцом-настоятелем и ктитором нашего храма Юрием Ивановичем Сорокиным: нужно написать икону святителю Луке и вложить туда частицу мощей.

 

Изображений святителя Луки в то время было ещё не так много. Образ написал тот же художник, что и расписывал водосвятную часовню около нашего Воскресенского храма. К сожалению, фамилии я его не помню, а помню только имя — Николай. Икону он написал довольно быстро, но так великолепно получилось, что все ахнули! Вот такая прекрасная икона милостью Божией была написана. Здесь же, в храме Воскресения Словущего, она была и освящена.

 

Затем в иконе было сделано небольшое углубление — достать или изготовить специальный мощевик тогда было сложно, — и в него иерей Алексей Игнатьев заложил частицу мощей и залил её воском.

 

Мы посчитали тогда, что не нужно икону держать в алтаре, она должна быть доступна для общего поклонения. Определили ей место в приделе преподобного Феодора Сикеота. Был поставлен специальный аналой, и все знали, что именно там находится икона святителя Луки (Войно-Ясенецкого) с частицей его мощей.

 

 

Матушка Сергия, а известны ли Вам случаи помощи по молитвам святителю Луке Крымскому перед его иконой?

 

Случаев чудесной помощи по молитвам к святителю Луке множество. Один из них связан с моей жизнью, с моей судьбой.

 

В 2002 году мне предстояла очень серьезная операция. Когда я готовилась к операции, то неоднократно припадала к любимой иконе, вспоминая, что эта частица мощей когда-то находилась в моих грешных руках. Я молилась, читала акафист святителю. Более того, я купила житие святителя Луки и подарила его врачам, которым предстояло делать мне операцию… И всё закончилось успешно. Операция прошла без осложнений. И, слава Богу, столько уже минуло лет, а никаких последствий той серьёзной операции не было. Вот, какова помощь святителя Луки — уже через 8 дней после операции я ехала в родной Елизаветинский монастырь на поезде, на верхней полке!

 

Ну и потом, конечно, некоторые мои близкие спрашивали, и я говорила, что да, на Ваганьково есть икона с частичкой мощей. И я знаю, что они приезжали и молились именно сюда, и большинство врачебных вмешательств заканчивалось успешно.

 

Матушка, благодарю Вас за интересный рассказ!

 

, , , , ,
Храм Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище
Все права защищены © 2018