Игумен Пётр (Еремеев) совершил Литургию в день памяти святителя Афанасия исповедника, епископа Ковровского [фоторепортаж] - Храм Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище

Игумен Пётр (Еремеев) совершил Литургию в день памяти святителя Афанасия исповедника, епископа Ковровского [фоторепортаж]

28 октября 2018 года воскресную Божественную литургию в храме Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище совершил настоятель игумен Пётр (Еремеев) в сослужении клириков храма протоиерея Сергия Секрия и диакона Владимира Правдолюбова. Протоиерей Михаил Мельников совершал исповедь.

 

Священник Сергий Матюшин в этот день сопровождал паломническую группу прихода в поездке в Тверь.

 

По окончании Литургии отец Пётр произнёс проповедь, посвятив её нынешней ситуации вокруг Украинской Православной Церкви и необходимости единства Православия.

 

 

На панихиде в храме молитвенно почтили память знаменитого советского кинорежиссёра Г.Н. Чухрая и композитора-дирижёра В.И. Агапкина.

 

Затем духовенство прихода и паломники направились на 21-й участок Ваганьковского кладбища для совершения ставшей уже традиционной панихиды у могилы известного праведника и «московского утешителя» протоиерея Валентина Амфитеатрова.

 

 

28 октября Церковь празднует день памяти святителя Афанасия, епископа Ковровского, исповедника и песнописца.

 

Святитель Афанасий (в миру Сергей Григорьевич Сахаров) родился 2 июля (ст. ст.) 1887 года в Тамбовской губернии в семье чиновника. Во святом крещении он был наречен в честь преподобного Сергия Радонежского. Родители его отличались благочестием и преданностью Церкви, добротой и отзывчивостью к людям. Двух лет будущий святитель лишился отца. Мать его, Матрона Андреевна, воспитывала сына в благочестии, оберегала его от всего дурного.

 

Сергей Сахаров окончил Шуйское Духовное училище, затем Владимирскую Духовную семинарию и, наконец, Московскую Духовную Академию – со степенью кандидата богословия. По окончании Академии, 12 октября 1912 года, ректор архиепископ Феодор (Поздеевский, †1937) постриг его в монашество с наречением имени в честь святителя Афанасия Пателария, Патриарха Цареградского, Лубенского чудотворца (†1654). Через два дня он был посвящен во иеродиакона, а еще через три дня – во иеромонаха.

 

Иеромонах Афанасий преподавал пастырское богословие, гомилетику и литургику сначала в Полтавской, а затем во Владимирской духовной семинарии. В 1917–1918 гг. участвовал в работе Поместного Собора Русской Православной Церкви.

 

 

В 1920 году иеромонах Афанасий был возведен в сан архимандрита и назначен наместником Владимирского Рождественского монастыря, а через год – настоятелем Боголюбова монастыря во Владимире. 27 июня / 10 июля 1921 года состоялась его хиротония во епископа Ковровского, викария Владимирской епархии. Это наименование сохранилось за святителем Афанасием на всю жизнь.

 


В начале 1922 года власти предприняли новую акцию борьбы с Церковью – изъятие церковных ценностей. Святитель Афанасий призывал верующих не отрекаться от Бога, а омыть слезами свои грехи и защищать святыни церковные. Последовал арест, потом освобождение, снова арест, амнистия…

 

В то время Русская Церковь вынуждена была противостоять обновленческому расколу . К октябрю 1922 года более половины верных Православию архиереев были заменены обновленцами. Святителю Афанасию пришлось взять на свои плечи всю тяжесть борьбы с расколом, так как епархиальный архиерей признал обновленческое Высшее церковное управление. Именно благодаря святителю Афанасию, по свидетельству властей, обновленческое движение во Владимирской епархии не получило существенного развития. Но сам он был арестован…

 

После двух лет ссылки в Зырянском крае святитель Афанасий возвратился на епархиальное служение. 30 марта 1925 года принимал участие в погребении святого Патриарха Тихона и подписал акт о передаче церковной власти митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому, священномученику, †1937).

 

Снова арест, освобождение, новая ссылка на Соловки. В конце трехгодичного срока, в декабре 1929 года, святитель заболел сыпным тифом. Его поместили в заразные бараки, помещавшиеся в бывшей конюшне. Но Господь сохранил его. Он выздоровел и в феврале следующего года был отправлен этапом в Туруханский край…

 

В начале 1930-х годов святитель Афанасий несколько лет пребывал на свободе, большею частью «тайнообразующе», удалившись от епископского служения. В это время он начал писать свой труд «О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви», в котором обращался и к осмыслению современного скорбного пути Русской Церкви: «Наше время – время Божия попущения, время грозного Божия суда над Православной Русской Церковью. Вместе с тем – это время очищения Церкви. Взмах за взмахом лопата Небесного Ваятеля отделяет от пшеницы Христовой все случайное, постороннее, наносное, чуждое ей… Совершается очищение Церкви внешнее, отделение от нее чуждого ей по духу. Вместе с тем должно быть внутреннее очищение от всего постороннего ей, случайного, наносного, несродного, что привзошло в ее жизнь за время принадлежности к ней христиан только по имени, что постепенно и незаметно вливаясь, изменило, а в некоторых случаях даже исказило ее уклад…»

 

В 1936 году – новый арест… В автобиографии «Этапы и даты моей жизни» святитель Афанасий подводит итог своего многоскорбного архиерейского пути: «27 июня (ст. ст.) 1954 года исполнилось 33 года архиерейства. За это время на епархиальном служении 2 года 9 месяцев 2 дня; на свободе, но не у дел 2 года 8 месяцев 2 дня; в изгнании 6 лет 7 месяцев 24 дня; в узах и горьких работах 21 год 11 месяцев 12 дней…»

 

Тюрьмы, этапы, ссылки, были для святителя источником знакомств и встеч со многими людьми, близкими ему по духу и убеждениям – архиереями, священниками, мирянами. В «Этапах» он называет их имена: архиепископ Астраханский Фаддей (Успенский, священномученик, †1937), епископ Звенигородский Николай (Добронравов, впоследствии архиепископ Владимирский, священномученик, †1937), епископ Дмитровский Серафим (Звездинский, священномученик, †1937), епископ Петергофский Николай (Ярушевич, †1961), митрополит Казанский Кирилл (Смирнов, священномученик, †1937) и мн. др.

 

В 1937 году богоборческое правительство предприняло новое страшное гонение на христиан – было принято решение о практически полном физическом уничтожении архиереев, священников и мирян, где бы они ни находились. Святитель Афанасий в то время был в Беломоро-Балтийских лагерях. Три месяца он пробыл в штрафном изоляторе. Каждую ночь нескольких заключенных выводили на расстрел. Святитель ежедневно готовился к смерти. Но Господь вновь сохранил его. Совершенно истощенный в силах, он был признан инвалидом, но несмотря на это в начале Великой Отечественной войны был отправлен пешим этапом в Онежские лагеря. Затем ссылка в Омской области, Сибирские лагеря, Темниковские лагеря. В 1954 году святой страдалец был освобожден из заключения и помещен в Зубо-Полянский дом инвалидов. Лишь в марте 1955 года он получил свободу – Владыку «взял на поруки» его духовный сын, староста Тутаевского Воскресенского собора Егор Егорович Седов (исповедник Георгий, память 16 декабря). До октября епископ Афанасий проживал в его доме в Тутаеве, а затем переехал в поселок Петушки Владимирской области, где провел последние 7 лет своей жизни.

 

После более чем тридцатилетнего изгнания и непосильных трудов святитель Афанасий предстал перед глазами новых поколений древним старцем, убеленным сединами, изможденным и усталым, но с несокрушимым духом и по-прежнему пламенной верой, в жертву которой он принес всю свою многоскорбную жизнь. Он словно явился из иного мира – «небесный человек и земной ангел» посреди «умножившейся на земле греховной тьмы» и «облежащего облака неверия» (из службы Всем Русским Святым).

 

Разорение храмов, поругание святыни, обмирщение церковной жизни, «ложь обман, неискренность, неправда там, где должна быть одна правда» – все это болью отзывалось в душе святителя. Не имея возможности по состоянию здоровья и обстоятельствам времени принять церковно-общественное послушание, он самым важным своим деланием и послушанием церковным считал «присоединять к молитвам Церкви свои грешные покаянные молитвы к Царю Мiра и Пастыреначальнику Христу о мире всего мира, о соединении и устроении Святых Божиих Церквей, о прекращении попущенных по грехам нашим церковных разделений, соблазнов, смущений» (из письма Святейшему Патриарху Алексию).

 

Нескончаемые скорби и печали не сломили мужественную душу святого, не лишили ее духовного мира и деятельной энергии, преодолевающей телесные немощи и болезни. Еще находясь в лагерях, в крайне тяжелых условиях, святитель Афанасий думал о завершении своих литургических трудов. Последние годы его жизни были наполнены созидательной деятельностью на благо Церкви.

 

Святитель Афанасий мирно отошел ко Господу 15 / 28 октября 1962 года, в воскресенье, на 76-м году жизни и на 41-м году своего архипастырского служения. Последними его словами были: «Молитва всех вас спасет». Лик почившего был светлым и благодатным, как бы озаренным неземным светом. Погребение совершилось с великим торжеством и без препятствий со стороны властей, что во времена новых — «хрущевских» – гонений на Церковь, было явным чудом Божиим. Отпевание по монашескому чину было совершено 18 / 31 октября, в день Апостола и Евангелиста Луки, в Успенском соборе г. Владимира. Святитель Афанасий был погребен на городском кладбище. К его могиле в течение сорока лет до прославления не иссякал поток верующих со всех уголков России.

 

На Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 13–16 августа (нов. ст.) 2000 года святитель Афанасий, епископ Ковровский, был прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских. 15 октября были обретены его честные мощи, которые почивают ныне в Богородице-Рождественском монастыре г. Владимира.

, , ,
Храм Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище
Все права защищены © 2018