Герштейн Эмма Григорьевна - Храм Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище

Герштейн Эмма Григорьевна

Номер участка: Участок-43

Эмма Григорьевна Герштейн — русская писательница-мемуаристка, литературовед.

Родилась в семье московского врача-хирурга Григория Моисеевича Герштейна (1870—1943) и Изабеллы Евсеевны Групп (1874—1961). Окончила Двинскую гимназию, факультет общественных наук МГУ им. М. В. Ломоносова по отделению языка и литературы (1924).

Её отец работал главным врачом московской больницы имени Семашко, после — профессором-консультантом Кремлёвской больницы.

В 1920-х годах познакомилась с семьей Мандельштамов, для которых стала одним из самых близких людей. Как бы то ни было, но сегодня Эмма Герштейн воспринимается читателями как едва ли не основной оппонент Н.Я.Мандельштам и разоблачительница ее книг. Публикуемые здесь письма показывают совсем иную фазу их отношений — фазу искренне дружескую, начавшуюся встречей в академическом санатории «Узкое» и, казалось бы, завершившуюся в августе 1946 года отказом Эммы Григорьевны от хранения части рукописей Осипа Эмильевича, переданных ей для этого Надеждой Яковлевной через Ахматову, возвращавшуюся через Москву из Ташкента. Но это не так — дружеские отношения не пресеклись, и в середине 1950-х годов Н.Я. ставила Эмму (или Эмму-старшую) в один ряд со своим любимым братом и его женой.

Что Мандельштам? Эмма Григорьевна всю свою жизнь занималась изучением творчества Лермонтова и строки:

И за Лермонтова Михаила
Я отдам тебе строгий отчет
Как сутулого учит могила
И воздушная яма влечет

— звучали в ее устах именно как отчет о проделанной работе.

— Я совершенно ничего не могу делать, — жаловалась Эмма Григорьевна. — Я пишу за день не больше двух страниц…

Она просила помочь ей и из стола появлялись рукописи новых неоконченных работ о Пушкине, Лермонтове, Мандельштаме и других ее современниках. Я не оговорился, именно современниках. Эмма Григорьевна чувствовала себя «неизвестным солдатом» русской литературы, а он либо по-мандельштамовски никогда ничей современник, либо всегда и всех.

Я приезжал к Эмме Григорьевне дважды, и обе беседы длились по несколько часов. Больше с включенной камерой, немного не для нее. Поражала ясность мысли и лаконичность речи. Та самая «ясность ясеневая и зоркость яворовая» из «Стихов о неизвестном солдате».

Владимир АЛЕКСАНДРОВ

В конце 1930-х при поддержке Б. М. Эйхенбаума занялась литературоведением, изучала Лермонтова, в основном исследуя «кружок шестнадцати», устанавливая его членов, одним из которых Лермонтов и был.

В 1940 разбирала рукописные фонды Литературного, Исторического музеев. Библиотеки имени Ленина, а в 1946 году — ЦГАЛИ. С середины 1940-х годов работала в редакции «Литературного наследства».

Эмме Герштейн посчастливилось находиться рядом с теми, чьи имена вписаны в историю русской культуры. Вблизи, а не издали она наблюдала за выдающимися писателями и учеными ХХ века — Осипом Мандельштамом, Анной Ахматовой, Борисом Пастернаком, Львом Гумилевым, Николаем Харджиевым.

Вышедшие в 1998 году «Мемуары» Герштейн стали настоящим событием в литературной жизни, славист Омри Ронен назвал их «беспощадными». О своих героях Герштейн писала метко, страстно, выразительно, не стесняясь ни своей любви к ним, ни неприятия.

Герои «Мемуаров» часто предстают перед читателем в неожиданном ракурсе, иногда в весьма неприглядном, но ни разу Герштейн не дает повода усомниться в собственной правдивости или необъективности. Доверие читателя к автору связано с безошибочностью интонации мемуаристки. Без нагнетания ужасов сталинской эпохи мемуаристке удалось передать общую атмосферу страха тех лет. 

В 1999 «Мемуары» Герштейн были удостоены премии Букера (ежегодная британская премия в области русской литературы).

Эмма Григорьевна Герштейн была несомненно уникальным человеком и писателем, до последних дней она, на удивление всех, сохраняла необыкновенную остроту ума и высокую страсть высказывания.

Похоронена на Ваганьковском кладбище (участок 43).

«В дни памяти приснопамятной Эмилии (25 октября и 29 июня) клириками храма Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище ежегодно совершается панихида, за которой возносятся молитвы об упокоении еёдуши. Приглашаем всех желающих помолиться за Эмилию и почтить её память»

Наместник Высоко-Петровского монастыря игумен Пётр (Еремеев), настоятель храма Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище.

Вечная память!

 

 Книги:

«Судьба Лермонтова» (1964),

««Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова» (1976).

«Мемуары» (1998)

Эмма Герштейн: цитаты из жизни

 

 

 

Храм Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище
Все права защищены © 2020