Мученик Пётр Юдин

Мученик Петр родился в 1877 году в деревне Сиблово Горицкой волости
Корчевского уезда Тверской губернии в семье крестьянина Лаврентия Юдина. По
профессии Петр был плотником, и в поисках работы ему приходилось ходить
по Тверской и Московской губерниям. Ближайшим приходом к его дому был храм в
селе Бокланово, в котором он в течение многих лет во время гонений от
безбожников был помощником старосты, и на нем лежала обязанность закупать все
необходимое для храма.

25 марта 1931 года собрание церковной двадцатки постановило отправить
Петра Лаврентьевича в Москву для закупки свечей как человека, знающего, где что
можно купить. Не откладывая исполнение поручения, Петр сразу же отправился в
Москву за свечами, но здесь не смог их купить, и ему посоветовали поехать
в Хотьково, чтобы узнать у монахинь, где они покупают свечи, и там купить.
Сойдя с поезда и решив во время вечерней службы спросить о свечах у
монахинь, он пошел к храму вдоль железнодорожных путей. Навстречу ему попался
железнодорожный рабочий. Петр Лаврентьевич подошел к нему и стал
расспрашивать о его работе.

Тот в свою очередь, узнав, что Петр Лаврентьевич из Кимр, поинтересовался,
задорого ли там продаются сапоги, так как кимряки издавна славились пошивом
сапог, и сколько стоит у них хлеб. Петр Лаврентьевич ответил, что и то и другое стоит дорого. Затем разговор зашел о колхозах, и рабочий спросил, насколько успешно в их местности создаются
колхозы. Петр Лаврентьевич ответил, что в колхозы у них некоторые записываются, а
некоторые бегут. Зашел разговор о властях, и Петр Лаврентьевич сказал, что
правительство ездит на автомобилях, ест жареное, а народу вредит, в Кимрах в
колхозы загоняют насильно, и все там голодают в этих колхозах. После этих слов
рабочий заявил Петру Лаврентьевичу, что не место ему ходить здесь по рабочим и их
агитировать. Но Петр Лаврентьевич возразил, что тот его не так понял и,
повернувшись, направился в сторону станции. А рабочий, подхватив инструмент,
поспешил домой, взял из дома служебный пистолет и направился к станции; по пути
он встретил знакомого комсомольца, которому и предложил идти вместе с ним.

Догнав Петра Лаврентьевича, они потребовали, чтобы он проследовал с ними в
сельсовет села Хотьково. Туда же пришел дежурный милиционер с
железнодорожной станции и отправил Петра Лаврентьевича в загорскую тюрьму.
2 апреля сотрудник ОГПУ допросил его.
– Вы состоите в двадцатке верующих. Скажите, какие постановления принимает
эта двадцатка? – спросил он, убежденный, что Церковь с позиций советской власти
является организацией, преступной по существу.
– Вопросы на собраниях двадцатки ставятся чисто хозяйственные, такие, как
например изыскание средств на покрытие расходов на содержание священника и
сторожа, а также для уплаты налогов.
– Почему только вас направляют за свечами, а не кого-нибудь другого из
членов церковного совета?
– Каждый раз это происходит по назначению церковного совета, но меня
отправляют потому, что у меня больше знакомых в разных местах.
– Часто вам приходится разговаривать с крестьянами на политические темы?
– С крестьянами приходится разговаривать о колхозах, о кормах и разной
жизни.

После допросов сотрудники загорского ОГПУ отправили Петра Лаврентьевича в
Бутырскую тюрьму в Москве, и здесь материалы его «дела» присоединили к общему
«делу», по которому уже было арестовано более полусотни человек, в основном
монахов и монахинь.

Отвечая на вопросы следователя в Москве, Петр Лаврентьевич сказал: «Сам я
лично человек религиозный и всякой власти подчиняюсь, хотя и безбожной, так как
каждый глубоко верующий человек обязан не противиться всякой власти, но и не
должен делать неугодные Богу дела… Сейчас всех священнослужителей высылают, а
скоро их будут расстреливать; сейчас наступили тяжелые времена, и существующая
власть с ее скорбями послана Богом в наказание нам за наши грехи…»

На последнем допросе, состоявшемся в конце апреля, следователь предъявил
Петру Лаврентьевичу обвинение в том, что он «антисоветски настроен, является
членом антисоветской группы церковников». Выслушав, в чем его обвиняют, Петр
Лаврентьевич заявил, что виновным себя не признает, антисоветской агитации он не
вел и знакомств ни с кем не имел.

6 июня 1931 года Коллегия ОГПУ приговорила Петра Лаврентьевича Юдина к
расстрелу; он был расстрелян 10 июня 1931 года и погребен в общей безвестной
могиле на Ваганьковском кладбище в Москве. На момент казни ему было 54 года. Фотографии не сохранилось.

12 декабря 1958 года он был реабилитирован.

27 декабря 2005 г. определением Священного Синода мученик Игнатий был причислен к лику новомучеников Церкви Русской для общецерковного почитания.

Номер участка

Новости

22 апреля будет совершена панихида на могиле протоиерея Валентина Амфитеатрова

Дорогие братья и сестры! Напоминаем, что панихиды у могилы протоиерея Валентина Амфитеатрова на Ваганьковском кладбище совершаются каждое воскресение после поздней Божественной литургии.   22 апреля, воскресенье. Неделя 3-я по Пасхе, святых жен-мироносиц, праведных Иосифа Аримафейского и Никодима. Мученика...

Радоница. Божественная литургия и панихида на Ваганьково. Фоторепортаж

17 апреля, на Радоницу, иерей Сергий Матюшин в сослужении клириков храма совершил Божественную литургию в храме Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище г. Москвы. Богослужебные песнопения исполнил хор под управлением регента Алексея Любимова. По окончании Литургии...

Пасхальный детский праздник на Ваганьково. Репортаж

Москва купается в щедрых лучах апрельского солнца. Сама природа располагает к тому, чтобы все пасхальные дни наши сердца наполнялись радостным чувством единения с Господом. Наступило то удивительное время в году, когда просыпается не только...