Правнучка протоиерея Валентина Амфитеатрова: «Мой прадед привел к вере Рахманинова»

Эксклюзивное интервью с правнучкой протоиерея Валентина Амфитеатрова было опубликовано на днях в газете «Православная Москва».

Протоиерей Валентин Амфитеатров (†1908) – один из самых выдающихся церковных подвижников XX столетия. Традиционно в день его рождения (13 сентября) и кончины (2 августа) на Ваганьковском кладбище собираются тысячи верующих, и всегда среди них можно увидеть родную правнучку священнослужителя – Евгению Викторову. Мы разговаривали с Евгенией Николаевной у могилы ее прадеда.

– Евгения Николаевна, известно, что когда московские богомольцы приезжали в Петербург к святому праведному Иоанну Кронштадтскому, он очень удивлялся и спрашивал: «Зачем вы приезжаете ко мне, если у вас в Москве есть Валентин Амфитеатров?» Корректно ли сегодня сравнивать этих двух праведников?

– Конечно, фигура святого праведного Иоанна Кронштадтского столь значительна, что сравнивать его с еще не прославленным в лике святых протоиереем кажется дерзновенным. Но в воспоминаниях духовной дочери отца Валентина Амфитеатрова новомученицы Анны Зерцаловой можно прочесть, какое количество людей он привел к вере, как окормлял интеллигенцию, которая в то время находилась в не очень простом духовном состоянии. Например, долго сомневавшегося композитора Сергея Рахманинова в Церковь привел именно отец Валентин. Не зря писатель Шмелев называл отца Валентина как проповедника «Золотое Слово». Если Иоанн Кронштадтский – всероссийский батюшка, то Валентина Амфитеатрова можно назвать его младшим московским братом.

– Канун революционной смуты как-то отразился на его служении?

– Мне представляется, нет. Прадед служил, невзирая на политическую обстановку. Прежде всего он учил свою паству оставаться христианами в любой данной Богом обстановке. Несмотря на то, что храмы пустели, своих чад он призывал как можно чаще причащаться, а тех, кто только пришел к нему, испытывал и воспитывал годами, прежде чем назвать своими духовными детьми.

– Отец Валентин был и духовным писателем. Какие его книги были изданы при жизни, что переиздано сейчас?

– При жизни он успел издать только первый том «Очерков библейской истории» (1895). Он ведь начинал как законоучитель, в Калуге и в других провинциальных городках преподавал детям Закон Божий, а настоятелем кремлевского Архангельского собора стал уже потом. Вторую часть его многолетнего труда издали уже дочери. Они же, еще до революции, издали четыре сборника проповедей, основанных на архиве батюшки. А его духовная дочь Анна Ивановна Зерцалова издала проповеди, записанные ею на слух. Таким образом нам доступны пять сборников проповедей отца Валентина. Все они, конечно, переизданы.

– Какие любимые святые были у протоиерея Валентина? Кому он сам молился?

– Судя по проповедям отца Валентина и его устроению жизни, ему был очень близок святитель Игнатий Брянчанинов. Многое в проповедях моего прадеда созвучно с трудами этого великого угодника Божия. Очень почитал отец Валентин преподобного Серафима Саровского, еще до его канонизации. Эти два святых и были учителями батюшки.

– Прошлый год стал юбилейным – 180 лет со дня рождения праведника. В издательстве «Никея» вышла ваша совместная со священником Сергием Матюшиным прекрасно иллюстрированная книга «Три века с отцом Валентином». Она посвящена четырем поколениям семьи Амфитеатровых-Викторовых. Расскажите вкратце, как сложилась судьба детей батюшки.

– Как ни странно (я думаю, по молитвам отца Валентина), Господь оказался очень милостив к судьбам его потомков. Кроме печальной судьбы его сына Александра Валентиновича, после революции эмигрировавшего в Италию, все остальные остались в России, жили благочестиво, принимая жизнь такой, какая она есть. Ни революция, ни гражданская война, ни страшные 1930-е, ни Великая Отечественная не унесли ни одной жизни. Его дочери Вера и Любовь продолжали дело отца – вели обширную переписку, помогали нуждающимся, принимали много почитателей отца Валентина. В доме всегда открыто висели иконы, но никто не был репрессирован. Судьба моего отца оказалась спокойной, возникли только проблемы с поступлением в Московский университет из-за открытого исповедания веры. Но Господь милостив, удалось и выучиться, и работать, не скрывая убеждений.

– Многие ваши родственники похоронены на Ваганьковском рядом с отцом Валентином?

– Да, все родственники, кроме похороненного в Италии Александра Валентиновича, – 29 человек тут покоятся. С детства помню, как мы ходили к ним на Ваганьковское кладбище. И все эти люди действительно живы для меня, хотя многие ушли в мир иной еще до моего рождения или наступления сознательного возраста. Но в нашем доме всегда о них говорили и вспоминали, хранили личные вещи, дневники, книги, иконы. Семейную культуру и память передавали прежде всего через традиции, которые всегда соблюдались в нашем доме. Мы все храним амфитеатровский дух.

Пелагея Тюренкова
Опубликовано: №14 (627) июль, 2017 г.

Ссылка на материал: http://orthodoxmoscow.ru/mladshij-moskovskij-brat/